Стезя
+380 (99) 287-81-16+380 (67) 345-30-86+380 (63) 439-36-44
header

Все вы в сердце моем. Жизнеописание и духовное наследие священномученика Серафима, епископа Дмитровского

69 грн
Минимальный заказ: 0.00 шт.
В наличии
Перезвоните мне
Контактная информация
Адрес: Украина, Николаевская обл., Николаев, Николаев
Написать компании

Описание

 pic_124fe5a0a7fc314_700x3000_1.jpg

Все вы в сердце моем. Жизнеописание и духовное наследие священномученика Серафима, епископа Дмитровского

Жизнеописание и духовное наследие священномученика Серафима, епископа Дмитровского

7 апреля 1883 года в Москве в семье настоятеля единоверческой Троице-Введенской церкви протоиерея Иоанна Звездинского родился сын Николай. С юных лет он полюбил церковное богослужение, Божественную литургию, за которой, как говорил святитель, он уже тогда распалялся сердцем «Твоя от Твоих Тебе приносити».

 В 1902 году, когда юноша учился на третьем курсе Московской духовной семинарии, он опасно заболел и получил чудесное исцеление по молитвам преподобного Серафима Саровского. В слове, произнесенном при наречении во епископа, владыка Серафим Звездинский так вспоминал об этом чуде: «Ты влек меня, Господи, к служению Тебе и гласом хлада тонка, тихим веянием ветра благодати Твоея, влек и бурею земною, вихрем крепким... А когда я дерзнул сопротивляться Тебе, послал Ты мне болезнь лютую, от которой восстать живым я не чаял, будучи приговорен к смерти двумя врачами: гомеопатом и аллопатом. И когда врата смерти раскрылись уже предо мною, предстал у одра болезни моея врач небесный, чудно меня исцеливший, в память чего и воспет был святый сей в песнях духовных покойным отцом моим, протоиереем Иоанном» (отец Иоанн Звездинский по предписанию Священного Синода составил благодарственный тропарь и кондак преподобному Серафиму, тогда еще не канонизированному).

 После семинарии Николай поступил в Московскую духовную академию, где стал одним из лучших студентов. Прибегнув к молитвенной помощи преподобного Сергия и Николая чудотворца, юноша получил дар проповедания: жители Посада и братия Сергиевой Лавры приходили в храм академии послушать его проповеди; сочинения студента Звездинского печатались в богословских журналах.

 Духовником Николая был известный старец-затворник Алексей Зосимовский. В сентябре 1908 года Николай отправился в Зосимову пустынь просить благословения на постриг; старец велел не медлить, и за всенощной 26 сентября Николай Звездинский был пострижен в монашество с именем Серафим — в честь преподобного Серафима Саровского. Меньше чем через месяц, на Казанскую, инока Серафима посвятили в иеродиакона, а на летний праздник Казанской иконы Божией Матери, 8 июля, — в иеромонаха.

 Окончив академический курс, отец Серафим Звездинский получил назначение в Вифанскую семинарию преподавателем церковной истории. Годы спустя воспитанники вспоминали, какое глубокое впечатление производил на них светлый, тихий, благодатный иеромонах. «Я молился за каждого своего ученика, — говорил владыка. — Вынимал за каждого частицу на проскомидии, и это, видимо, чувствовали они своими душами». Через два года молодого преподавателя перевели в Московскую семинарию. В Москве духовным прибежищем для него стал Чудов монастырь, где настоятельствовал кроткий и молитвенный архимандрит Арсений (Жадановский), ставший отцу Серафиму другом и наставником.

 В июне 1914 года отец Серафим поселился в Чудовом, а когда архимандрит Арсений был рукоположен во епископа Серпуховского, стал настоятелем монастыря. Духовная дружба архимандрита Серафима и владыки Арсения не прервалась с уходом владыки из обители: епископ Арсений никуда не выезжал без своего младшего друга, а отец Серафим ничего не делал без его согласия и совета; «Как владыка, так и я»,— говорил он. Духовник, старец Алексей Зосимовский, благословил архимандрита не брать никого на исповедь, самому крепить в себе дух. Так в смирении и послушании, в молитвенном подвиге возрастал будущий святитель.

 До лета 1919 года Чудов монастырь жил по заведенному уставу. Когда власти закрыли для верующих Кремль, владыка Арсений и архимандрит Серафим нашли приют у духовной дочери владыки игуменьи Покровской общины Ювеналии. В лесном скиту для них была устроена киновия, где они вдвоем молились, служили в келейном храме, работали на грядках, рубили дрова. Однажды, когда архимандрит рубил сучья, приехал посланный от патриарха Тихона — святейший желал видеть отца Серафима в епископском сане. Старец Алексей благословил своего духовного сына на архиерейский подвиг, и на всенощной под праздник святителя Петра, митрополита Московского, совершилась хиротония во епископа Дмитровского. «Как ты думаешь, даром ли кадят архиерея трижды по трижды? — спросил патриарх Тихон новонареченного епископа. — Нет, не даром. За многие труды и подвиги, сие за исповеднически верно хранимую веру. Иди путем апостольским. Ничем не смущайся, неудобств не бойся, все претерпи».

 Всего три года провел владыка Серафим на Дмитровской кафедре, но какую память оставил он по себе, какую любовь снискал у паствы... 29 ноября 1922 года епископ Серафим, непримиримый противник обновленчества, верный канонам Православной Церкви, был арестован. Началось изнурительное тюремное заточение — Лубянка, Бутырки, Таганка. Из Бутырок владыке удавалось передать на волю письма: «...Внутренно Господь так стал утешать меня, таким миром и сладостию и радостию увеселяет душу мою, чего на свободе никогда не испытывал. Так в страданиях — Христос... Слава Богу за все. Праздную, светло торжествую четвертый месяц душеспасительного заточения моего». 17 марта, на день Алексия, человека Божия, объявили приговор — два года ссылки в Зырянском крае на вольном поселении. Мирно и покойно протекли эти два года; по утрам владыка служил литургию, а под праздники и всенощную вместе со ссыльными священниками, днем уходил молиться в лесную пустыньку (там на холмике любящие чада даже выложили надпись «Ис полла эти, деспота»).

 По возвращении из ссылки епископ Серафим не был допущен на Дмитровскую кафедру. Он провел лето под Москвой, в Аносиной пустыни, в сентябре переехал в город. Патриарший местоблюститель митрополит Крутицкий Петр сделал его одним из своих ближайших помощников. Но вскоре митрополита Петра арестовали, а владыка Серафим снова поселился в Аносиной: служил, принимал приезжавших к нему чад и духовенство, совершал постриги. После праздника Петра и Павла его вызвали на Лубянку и потребовали, чтобы он выехал из Москвы. Разрешили жить в Дивееве.

 Летом 1926 года владыка Серафим приехал в Дивеевскую лавру. Там он каждый день вставал в 4 часа, совершал литургию в подвальном храме под Тихвинской церковью, потом шел на «канавку» и проходил ее с четками, читая полтораста раз «Богородице Дево, радуйся»; молился в келье преподобного Серафима; отдохнув, читал Новый Завет; летом уходил в лес совершать молитвенное правило. Осенью 1927 года обитель закрыли; 9 сентября владыку, игуменью, все духовенство и старших сестер арестовали и отправили по этапу в Нижний Новгород. Но владыку скоро отпустили, и он поселился в Меленках, куда к нему приезжали духовные чада, дмитровцы и москвичи, монашествующие и миряне. Так в старчестве и молитве прошло почти пять лет, а потом снова начались скитания — ссылки, этапы, тюрьмы.

 Весной 1932 года владыку Серафима арестовали, какое-то время он сидел в Лубянской тюрьме вместе со своим духовным братом, епископом Арсением; потом ссылка в Казахстан. Едва владыка с верными спутниками приютились в Алма-Ате, как их отправили в Гурьев. Добрались, в скудости и нищете перезимовали; летом владыку перевели в Уральск, где он болел малярией. Зимой 1935 года прибыли в Омск, но провели там всего пять дней: по приказу НКВД немедленно выехали в Ишим. Этот небольшой сибирский город стал последним приютом владыки Серафима. Несмотря на частые болезни, сердечные приступы, он служил в домашней церкви, окормлял съехавшихся к нему духовных чад. В ночь с 10 на 11 июня 1937 года в Ишиме было арестовано 75 человек — все, кто носит или носил священный сан: ссыльные священники, обновленцы, расстриженные. В тюрьме владыка Серафим тяжело болел. Духовным чадам разрешили свидание, но сказали при этом: «Прощаетесь навсегда. Больше вы никогда его не увидите». Объявленный приговор — «10 лет без права переписки» — означал расстрел.

pic_320eccc9bb4472e_700x3000_1.jpg

Характеристики

Страна производства
Россия
Тип
печатное издание
Тематика
христианство
Язык издания
русский
Вид переплета
мягкий
Вид издания
массовое
Бумага
Офсетная
Страниц
596
Размер
200 х 145 мм
Издательство
ПСТГУ

Отзывы

Пока нет отзывов

Подобные товары

Включен режим редактирования. Выйти из режима редактирования
наверх