Стезя
+380 (99) 287-81-16+380 (67) 345-30-86+380 (63) 439-36-44
header

Приношение Православного Американца. (Собрание сочинений О. Серафима Роуза)

295 грн
Минимальный заказ: 0.00 шт.
Нет в наличии
Сообщить о наличии
Перезвоните мне
Контактная информация
Адрес: Украина, Николаевская обл., Николаев, Николаев
Написать компании

Описание

 

Приношение Православного Американца. (Собрание сочинений О. Серафима Роуза)

Выход в свет книги "Приношение православного американца" важное событие в жизни русского Православия. И хотя почти все труды отца Серафима уже известны русскому читателю, они впервые собраны в одной книге в точно выверенном переводе. Но важность события видится не в этом. Такова была воля Божия, что скромный, ничем особенно не примечательный (разве что своим благородством) молодой человек, родившийся и воспитанный в обыкновенной доброй американской протестантской семье, ставший милостью Божией верным православным и послуживший Богу в монашеском и священническом чине в глухой пустыне, неведомый миру, бывший в мире человеком не от мира сего — этот американец стал посмертно миссионером и вдохновителем к подвигам о Христе в России для многих призванных ко спасению.

Содержание

ПРАВОСЛАВНОЕ МИРОВОЗРЕНИЕ

БУДУЩЕЕ РОССИИ И КОНЕЦ МИРА

ДУША ПОСЛЕ СМЕРТИ (Современные «посмертные» опыты в свете учения Православной Церкви)

ПРАВОСЛАВИЕ И РЕЛИГИЯ БУДУЩЕГО

«БОЖИЕ ОТКРОВЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОМУ СЕРДЦУ» (Исповедание Православие)

ПРАВОСЛАВНЫЙ ВЗГЛЯД НА ЭВОЛЮЦИЮ

«КОРЕНЬ РЕВОЛЮЦИИ: НИГИЛИЗМ«» («Человек против Бога»)

МЕСТО БЛАЖЕННОГО АВГУСТИНА В ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

ОБ ОПАСНОСТИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ СРЕДИ ПРАВОСЛАВНЫХ КРЕСТОБОРЧЕСКОЙ ЕРЕСИ

Книга прекрасна. Рекомендуем.

 

Биография иеромонаха Серафима (Роуза)

Происхождение

Юджин (Евгений) Деннис Роуз родился 12 августа 1934 года в Калифорнии, в курортном городе Сан-Диего в простой американской семье. Среди его предков были французы и датчане. Отец Юджина, Фрэнк Роуз, добрый, но слабовольный человек, был индифферентен к религии. Впрочем, парадоксальным образом именно он впоследствии поддержал сына в его стремлении к православию. Мать Юджина Эстер Роуз была энергичной протестанткой, поменявшей несколько деноминаций не по доктринальным причинам, а исключительно из-за своего неуживчивого характера. Желая видеть сына академическим учёным, она долго не могла смириться с его уходом из мира и принятием монашества.

 

Редкая умственная одарённость проявилась в Юджине уже в раннем возрасте. Его мать говорила о нём: «Он с детства рос серьёзным и прилежным. И не по годам умным. Первым среди сверстников (а порой и среди взрослых) схватывал суть услышанного или увиденного». Уже в старших классах школы проявились исключительные способности Юджина к языкам. Он сразу взялся за изучение испанского, немецкого и французского, причём по-немецки к концу школы уже сочинял стихи. Кроме того, у него были отличные математические способности, так что учитель математики дал ему рекомендацию для поощрительной стипендии в колледже.

 Окончив школу первым учеником, осенью 1952 года он поступил в колледж в Помоне, недалеко от Лос-Анджелеса. В то время, наряду со Стенфордом, Помона считалась лучшим частным колледжем в Калифорнии и одним из главных центров гуманитарного образования в США. Обычные интересы юношества – автомобили, танцы, американский футбол – Юджина не интересовали. Он всецело погрузился в изучение философии и языков. Из философов его более других привлекали Спиноза, Шопенгауэр и особенно Ницше. В этот период Юджин полностью разуверился в протестантстве, стал «самым непримиримым атеистом» из всех сокурсников и в курсовой работе написал: «Под «Богом» я подразумеваю «вселенную», это более точное определение, потому что я хочу показать Его не в личностном аспекте, а в обобщающем…»

 Помимо европейских языков Роуз серьёзно изучал китайский, тем более что в библиотеке Помоны было замечательное собрание китайских книг и рукописей. У него была редкая способность записывать иероглифы со слуха: он утверждал, что графически они точно соответствуют тому, что обозначают. С преподавателем китайского языка Шу Йиченом он переписывался ещё несколько лет после окончания колледжа.

Духовные поиски

Обучаясь в Помоне, Роуз серьёзно увлёкся классической музыкой, которая исподволь пробуждала в нём глубокое религиозное чувство. Часами он мог слушать Моцарта, Бетховена, Пуччини, Монтеверди, Шумана и Баха, но больше других любил Георга Генделя. Из русских композиторов выделял П.И. Чайковского и М.П. Мусоргского. Сам он умел играть на фортепиано и на классической гитаре, изучал историю и теорию музыки. Душа его находилась в поисках истины, но путь к ней оказался достаточно трудным, извилистым и болезненным. На втором курсе колледжа Юджин услышал лекцию знаменитого Алана Уоттса, в прошлом очень известного англиканского богослова и священника, а впоследствии востоковеда, проповедника дзен-буддизма и идейного вождя американской молодёжи. Мир дзен-буддизма надолго, может быть, слишком надолго очаровал Роуза, поскольку здесь предлагались глубина поиска, аскетичный образ жизни, самоотречение и возможность мистического прозрения, к которым подсознательно стремился молодой студент.

 В 1956 году, закончив колледж с отличием, Юджин Роуз поступил в Академию востоковедения в Сан-Франциско, в которой преподавал и был какое-то время ректором Алан Уоттс. Здесь Юджин занимался изучением сравнительного анализа религий, который давал возможность попробовать себя в различных духовных традициях: в индуизме, буддизме, иудаизме, суфизме и др. Каждую религию он изучал на её родном языке. Например, конфуцианские тексты он читал на древнекитайском, изучение которого продолжил под руководством замечательного знатока китайской культуры и традиций Жи Минь-шеня. При этом он довёл до совершенства знание новых европейских языков и латыни.

 Рене Генон в жизни Роуза

 В этот период Роуз впервые познакомился с трудами выдающегося французского философа-метафизика, мистика и полиглота Рене Генона (1886–1951) и вслед за ним встал на стезю поисков аутентичной духовной традиции. В биографиях иеромонаха Серафима (Роуза), которые предшествуют изданиям его книг на русском языке, этот факт если и упоминается, то вскользь. Может быть, потому что с некоторых пор Генон стал пользоваться у нас широкой популярностью в эзотерических кругах, а у православных, соответственно, его репутация становится всё более сомнительной. Таким образом, издатели, вероятно, опасаются, что упоминание об увлечении Юджина Роуза его трудами может бросить тень на облик платинского подвижника. На наш взгляд, эти опасения беспочвенны: святой Григорий Чудотворец учился у Оригена, учения которого были Церковью анафематствованы, святитель Иоанн Златоуст учился у Ливания, который был языческим ритором, а преподобный Иоанн Дамаскин в «Философских главах» всецело зависит от философа-язычника Аристотеля. Замалчивание источников идейных влияний способно лишь затруднить понимание взглядов церковного писателя и богослова.

 Между тем, влияние «каирского отшельника», как положительное, так и отрицательное, на миросозерцание Роуза было очень велико. Насколько оно велико, может оценить лишь тот, кто внимательно читал самого Генона: ведь совершенно ясно, что впоследствии, став православным писателем, иеромонах Серафим не считал себя обязанным всякий раз ссылаться на «великого посвящённого». Ниже мы должны будем коснуться этого подробнее, а пока лишь заметим, что об оригинальных концепциях Генона полезно помнить при выяснении генезиса как традиционализма, так и эклектизма в книгах о. Серафим].

Юджин Роуз и Томас Мертон

Приблизительно в это же время Юджин Роуз познакомился с работами римо-католического писателя Томаса Мертона (1915–1968). Книга «Семиярусная гора» (The Seven Storey Mountain), представляющая собой духовную автобиографию Мертона, оставила в его душе глубокий след, но последующие изыскания автора в области «нового христианства» и «всеохватной духовности», которые привели его к сильному увлечению буддизмом, заметно испортили первое благоприятное впечатление. Роуз написал Мертону несколько длинных писем, в которых корректно и последовательно изложил свои возражения, а в книге «Православие и религия будущего» дал ему лаконичную, но выразительную характеристику: «Католический траппист, убитый электрическим током в Бангкоке на обратном пути с этой (экуменической – прот. Д.П.) конференции».

 Не так давно была предпринята интересная попытка исторического сопоставления жизненных путей и духовных поисков Мертона и Роуза. Попытка эта тем более любопытна, что сам Мертон испытывал живой интерес к православию: изучал творения святителя Феофана Затворника, переписывался с архимандритом Софронием (Сахаровым), следил за деятельностью Юджина Роуза. Но всё же, как нам представляется, влияние Мертона на Роуза не стоит преувеличивать. В отношениях с людьми Роуз был очень последователен: к тем, кому он считал себя многим обязанным (Жи Минь-шеню, Рене Генону, святителю Иоанну (Максимовичу)), он сохранял подчёркнутое почтение до конца жизни, тем более не давал им обидных характеристик. Тем не менее, очень похоже, что именно Мертон (в монашестве брат Людовик), впервые заронил в сердце Юджина Роуза веру в реальную возможность оставить этот мир, принять монашество и построить свою жизнь всецело на началах Евангелия.

Следует упомянуть, что напряжённая учёба в Академии и активные духовные поиски сопровождались у Роуза резкими приступами уныния, которые приводили порой к серьёзным моральным срывам и необдуманным поступкам. Его биограф пишет: «Пережитого ада Евгений никому бы не пожелал. Он говорил потом, что о многих грехах, которые он познал в этом аду, и упоминать-то страшно, ибо слово о грехе, выпущенное на волю, может снова воплотиться в грех».

Приход к православию                                                              

Толчком к появлению живого интереса к православию для Роуза послужила дружба с Йоном Грегсоном, сокурсником по Академии Востоковедения, который познакомил его с «Добротолюбием» и привёл на службу в русский православный собор Всех скорбящих Радости в Сан-Франциско. Богослужение, возглавляемое архиепископом Тихоном (Троицким) (1883–1963), произвело на молодого американца неизгладимое впечатление: «…Стоило мне перешагнуть порог русской церкви в Сан-Франциско, как со мной произошло что-то неизведанное доселе ни в буддистских, ни в иных восточных храмах. Сердце подсказало: вот твой дом. Я наконец обрёл, что искал. Объяснить себе я ничего не мог, службы я не понимал, равно и русского языка».

После пережитого в храме благодатного озарения Юджин Роуз понял ограниченность буддизма, хотя, под устойчивым впечатлением от книг Генона, продолжал изучать китайскую каллиграфию, поэзию и философию. Он начал посещать православные богослужения, учить русский и церковно-славянский языки, читать в оригинале Достоевского, изучать духовную литературу. Весьма любопытно, что ещё в 1957 году, за пять лет до принятия православия, обучаясь в Академии востоковедения, Роуз написал реферат «Псевдорелигии и современность», в конце которого указал, что современные направления религиозно-философской мысли приведут к воцарению антихриста: «Человечество угодит в этот капкан, уверует в сверхразумную и сильную личность и как всегда в поисках “света истины” покорным стадом устремится за тем, кто предлагает “единственно верный путь”». Из этого немаловажного факта можно заключить, что эсхатологизм в его мировоззрении присутствовал уже тогда, до серьёзного знакомства с православным богословием.

Весной 1957 года Юджин Роуз покинул Академию востоковедения и осенью того же года поступил в Калифорнийский университет в Беркли. Здесь он близко сошёлся с профессором Петром Алексеевичем Будбергом (1903–1974), который был русским православным, хотя и нецерковным человеком, и при этом превосходным знатоком китайской филологии. Под руководством Будберга Юджин написал работу о древних наречиях китайского языка, за которую получил степень магистра востоковедения. Есть основания полагать, что Будберг видел в талантливом ученике своего преемника по кафедре.

В 1961 году Роуз завершил подготовку диссертации на звание бакалавра. В университете ему прочили блестящую карьеру, но он, неожиданно для всех, особенно для родителей, оставил учёбу на время, необходимое для написания книги «Царство человеческое и Царство Божие» — исследования духовного состояния современного человека. Задуманная работа потребовала от него полной самоотдачи. Не желая распылять душевные силы и творческое вдохновение, Роуз отказался от преподавания в университете. Чтобы заработать на еду и жильё, он устроился на работу дворника, которая была непрестижной и сравнительно низко оплачиваемой, зато не служила помехой для обдумывания будущего труда. Задуманную книгу Роуз так и не дописал, но в университет уже не вернулся.

Надо полагать, главной причиной, по которой Юджин отверг академическую карьеру, был дух карьеризма, формализма и лицемерия, которым была проникнута жизнь университетской корпорации. Роуз почувствовал, что на пути к профессорству, погрузившись в рутину мирской, университетской и семейной жизни, он навсегда потеряет стремление к Истине. Едва ли мы ошибёмся, если предположим, что это был ключевой момент в его жизни. Стань Роуз профессором Калифорнийского университета, мы бы, вероятно, никогда не прочитали его замечательных миссионерских книг.

В феврале 1962 года Юджин Роуз принял в Сан-Франциско православное миропомазание. Его крёстными стали русские эмигранты Димитрий Андрэ де Ланжерон и его мать Светлана Романовна. Обряд присоединения к православию совершил протоиерей Николай Домбровский. Со дня присоединения к православию и до самой своей кончины Евгений Роуз принадлежал к юрисдикции Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ), причём до кончины святителя Иоанна Шанхайского (1966) был его духовным чадом.

В 1961 году, ещё до того, как Юджин стал членом Христовой Церкви, он познакомился с потомком русских эмигрантов, выпускником православной семинарии в Джорданвилле Глебом Подмошенским. На механическом печатном станке, мало чем отличавшемся от станка Гутенберга, они начали издавать бюллетень «Православный вестник», затем открыли недалеко от собора лавку «Православные иконы и книги» — одну из первых в США, ставшую значительным миссионерским центром русского православия в Америке. Юджин хорошо изучил русский и церковнославянский языки и, хотя говорил по-русски с сильным американским акцентом, был чтецом в храме, окончил теологическую школу в Сан-Франциско.

Подвижничество в Платине

В середине 1960-х годов Юджин и Глеб основали православное братство в честь преподобного Германа Аляскинского. В 1967 году на севере Калифорнии в живописной гористой местности, заросшей дремучим лесом, недалеко от городка Платина, ими был приобретён участок земли, на котором они возвели скит. В 1969 Юджин и Глеб переехали в скит на постоянное жительство, а в 1970 году приняли монашеский постриг: Юджин под именем Серафим (в честь преподобного Серафима Саровского), а Глеб под именем Германа (в честь преподобного Германа Аляскинского). В монастыре они с новыми силами и на обновлённом электрическом печатном станке продолжили издавать «Православный вестник». Кроме того, они много писали, переводили и издавали труды духовно-просветительного, литургического и богословского содержания, вели активную миссионерскую и катехизическую деятельность.

В 1977 году монах Серафим (Роуз) был рукоположен в сан иеромонаха. Как замечали люди, лично знавшие его при жизни, в последние годы перед смертью он сильно изменился. Если раньше он был очень сдержанным, даже суховатым, погружённым в свои переживания интровертом, глубокомысленным и неприступным философом, то после принятия священного сана и, соответственно, начала пастырской деятельности в нём стало больше теплоты и сердечности, больше простоты и любви к людям. Скончался иеромонах Серафим (Роуз) 2-го сентября 1982 года в возрасте 48 лет от неизлечимой болезни кишечника, обнаруженной ещё в 1961 году. Перед смертью он испытывал тяжелейшие боли[29]. Тем не менее, после смерти о. Серафима его лицо было настолько радостным и просветлённым, что вопреки обычаю его не стали накрывать. Кроме того, свидетели его погребения обратили внимание на полное отсутствие запаха разложения, несмотря на жаркую погоду.

В настоящее время Братством преподобного Германа Аляскинского подготовлены материалы для канонизации иеромонаха Серафима (Роуза). Написаны его иконы, составлена служба, собраны многочисленные случаи его благодатной помощи и свидетельства его почитания в разных странах мира. Монастырь преподобного Германа Аляскинского в Калифорнии, где почивают его останки, является одним из главных центров православного паломничества на Американском континенте.

 

 

 

 

Характеристики

Страна производства
Россия
Тип
печатное издание
Тематика
христианство
Язык издания
русский
Вид переплета
твердый
Вид издания
массовое
Количество страниц
695
Год издания
2008
Бумага
Офсетная
Издательство
Паломник

Отзывы

Пока нет отзывов

Подобные товары

Включен режим редактирования. Выйти из режима редактирования
наверх