Стезя
+380 (99) 287-81-16+380 (67) 345-30-86+380 (63) 439-36-44
header

«Сашина философия» и другие рассказы. Протоиерей Алексий Лисняк

85 грн
Минимальный заказ: 0.00 шт.
Под заказ
Перезвоните мне
Контактная информация
Адрес: Украина, Николаевская обл., Николаев, Николаев
Написать компании

Описание

 

«Сашина философия» и другие рассказы. Протоиерей Алексий Лисняк

Размышляя о нашей «невеселой, пропитой, прокуренной и разворованной жизни», нетрудно впасть в уныние. Но автор далек от этого. Он умеет различать главное и второстепенное, найти верную интонацию повествования. Рассказы, включенные в книгу, написаны умелой рукой. Они дышат тонким юмором и любовью ко всему окружающему

 

Содержание

Атеист – 5

Жертва – 9

Аргументы и факты – 17

Покровские летуны – 21

Светлый кот – 27

Техпомощь – 31

Зимнее тепло – 37

Всякое дерево, или Подпорка для безработицы – 43

Давид-креститель – 49

Губернатор острова Мицубиси – 55

Выдумка – 63

Песня про гробы – 69

Пельмень – 73

Бананы на березе – 79

Бивис, Батхед и прикладная химия – 85

Словно блаженная Ксения – 91

В миге от ада – 97

Всякое дыхание – 103

Резолюция – 109

Лисенок – 115

Солдатские поминки – 121

Моя зависть – 127

На всю жизнь – 133

Древо благосеннолиственное – 139

Сашина философия – 145

«... накажи их» – 151

Исповедь табашника – 155

Последнее дело – 161

Сеятели бисера – 177

Сгоряча – 185

Ощущение корней – 189

«Для имени Моего... » – 195

Настойка и грезы – 199

В числе дураков – 205

8 марта – 211

Короткая сирень – 219

Неформал Женя и его мать – 223

Про великие мучения – 229

Цена всем волнениям – 235

Как стать успешным – 243

Мангал – 249

Поповская журналистика – 261

Падение Веги – 269

Наше наследство – 277

 

Предлагаем вашему вниманию рассказ из новой книги.

 ПРО ВЕЛИКИЕ МУЧЕНИЯ

Однажды старинный семейный друг решил показать мне столицу. Не ту, шумную и грязную, к которой я уже успел привыкнуть, а другую – тихую, светлую и незаметную. Мы отправились в древний храм, что в Сокольниках. Ехали долго. Голова раскалывалась от шума и пестрящей всюду рекламы, но лишь только мы вошли в церковь, всё вмиг изменилось. Здесь царило священное спокойствие. Мы приложились к чудотворной иконе, послушали молебен. Батюшка щедро умастил разболевшиеся головы добрым елеем, и нам сразу полегчало. Церковь была полна москвичами, но они казались совсем другими, не похожими на тех, что дремлют в метро и толкаются бесконечными переходами. Здешние светились, улыбались и не думали дремать. Мой поводырь объяснил, что столица – настоящая столица – она здесь, в храмах, а вовсе не вокруг них. Эта мысль мне понравилась. Я с ним согласился, и мы встали в очередь к свечной лавке.

 Впрочем, и здесь, в этой светлой Москве, нам встретился другой, уныло дремлющий горожанин. Он стоял в очереди впереди нас, и его окружали мордатые телохранители. Его черед вскоре подошел, и нам невольно пришлось подслушать его печаль. Просунув голову в окошко свечного ящика, он потребовал у продавщицы икону своего святого, а заодно попросил, чтобы она рассказала о нем. Продавщица поинтересовалась, как зовут вопрошателя. Он оказался Георгием. Тогда она посоветовала взять образок святого Георгия Победоносца. И добавила: «Великомученика». Это слово впечатлило унылого. Он переспросил:

 – Великомученика? Мой ангел – великомученик? – покупатель задумался и прослезился. – Точно. Прямо как я. Я ведь тоже великомученик. Всю жизнь мучаюсь. Гоняюсь за счастьем, а что-то никак не догоню.

 Он разоткровенничался не на шутку, а продавщица, чтобы помочь ему, терпеливо его выслушивала.

 – Всю жизнь как белка в колесе. Это только говорят все, что надо дом построить, сына родить да дерево посадить – и всё: будешь счастливым. Я уже десяток, наверное, домов себе выстроил, и у каждого дома где сад, а где парк насадил. И сыновей у меня шестеро, по паре от каждого брака. А счастья всё что-то нет. С бизнесом этим не клеится всё время… Точно, я и есть этот самый великомученик.

 Тут в его кармане заулюлюкал мобильник. Он взял трубку, послушал и велел мордатым подавать машину. Телохранители ускакали, а он поблагодарил продавщицу:

 – Спасибо вам. Точно вы меня определили. Великомученик я, как и мой ангел.

 В распахнутую дверь было видно, как к паперти подрулил лимузин. Мученик утер слезу и попрощался. Уходя, он забыл в лавке купленную иконку, так спешил к своим страданиям. Когда очередь дошла до нас, мы увидели, что продавщица, растроганная жалобным рассказом, скорбит о «мученике».

 – Жалко его, – говорит, – рада бы помочь, а как? Он ведь меня слушать бы даже не стал. Такие «мученики» часто приходят. Желают от батюшек наших облегчение получить, а сами их не слушают. Гордые очень, гордость послушаться не позволяет. Так и мучаются всю жизнь. Иконки вот так же забывают, как этот…

 Светлая Москва и теперь ликует. Каждый день. Где еще, в каком месте на земле враз совершается столько Божественных служб, как здесь? Сотни церквей стоят с распахнутыми дверями. И тысячи серых «мучеников» проезжают мимо этой радости. Протирают кресла в офисах, месят грязь на рынках, проторговываются в ларьках и всю жизнь страдают. Хотят так, наверное. Мазохисты.

 ***

 В нашем селе приезжие, как и в любом другом, всегда на виду. Они – главные звезды сплетен. О них судачат на лавочках, в магазинных очередях и даже при обычных встречах посреди улицы: «Слыхала новость? Те-то, которые… ух, какие они!..» Но это новое семейство не снискало себе звездной славы. Они оказались верующими, и все сплетницы разом поломали о них языки: «Слыхала? Эти-то, которые… верующими оказались, в церкву ходють». – «Мракобесы, что с них взять».

 Эти «новички-мракобесы» купили себе ветхую холупку возле храма, распахали огород и зажили с Божией помощью. Прихожане к ним привыкли сразу, как ко всем веселым и добродушным. И пусть их ржавая машина стоит, как выхлопная труба от лимузина, пусть домик и всё имущество оценивается, как одно лимузиновое колесо, они улыбаются и цветут. Впервые встретив новую чету в храме, Семеныч их поприветствовал:

 – День добрый! Как дела?

 А они ему: – Спаси, Господи. Хорошо, слава Богу.

 Семеныч вывел: «Наши люди».

 Наши люди обживались. Когда отремонтировали домик, из города, от родителей забрали своего пятилетнего сына-инвалида. Вскоре и его, улыбчивого, стали в коляске привозить ко причастию. Сын-инвалид оказался доброй новостью для сплетниц: «Надо ж, ведь как!» – «Ага, вот горе-то!»

 Сердобольная Петровна однажды решила пожалеть новеньких и оплакать их всех, горемычных, вместе с котом. В их палисаднике распустилась душистая сирень. Мычали коровы, брехали собаки, молодежь играла в карты возле своих зацветающих садов. В воздухе носился запах весны. Петровна уселась под сиренью и принялась ожидать. Когда супруги вдвоем катили коляску с сыном от всенощного бдения и кот семенил впереди них, она вскочила, вся сморщилась и навстречу им заголосила:

 – Ой, бедненькие вы, бедненькия-а! Горемыки несчастныя-а! Ой, горе-то какое! Сынок-то ваш… Ой, мученики вы мои-и-и…

 Чета поглядела на нее с недоумением: дескать, что это с ней? Может, помощь нужна?

 – Бабуль, что стряслось? Вам помочь?

 Петровна захлопала глазами, сообразила, что спектакль про мучения сорван, перестала кукситься и попятилась через улицу к своим товаркам, на лавочку. Идет, прихрамывает. Мучается. А молодое семейство ей вдогон всё докучает:

 – У кого горе-то, мать? А?

Характеристики

Страна производства
Украина
Тип
печатное издание
Тематика
христианство
Язык издания
русский
Вид переплета
твердый
Вид издания
массовое
Бумага
Офсетная
Страниц
288
Формат
200х130 мм
Издательство
Послушник

Отзывы

Пока нет отзывов

Подобные товары

Включен режим редактирования. Выйти из режима редактирования
наверх