Стезя
+380 (99) 287-81-16+380 (67) 345-30-86
  • Слайд
  • Слайд
  • Слайд
  • Слайд
  • Слайд
Больше всего молитесь за мир! Игумения Феосемни (Димца)

Больше всего молитесь за мир! Игумения Феосемни (Димца)

В этой книге – слова нашей современницы, греческой игумении Феосемни (Димца), с которыми она обращалась к сестрам обители Хрисопиги (о. Крит, г. Ханья). Сестры записывали наставления своей настоятельницы в последние полтора года ее жизни.

 Игумения Феосемни обладала уникальным даром: она была человеком очень деятельным и энергичным, но в ней это сочеталось с аскетической молитвенной жизнью и удивительным смирением. Как говорят о ней сестры, «матушка управляла монастырем совершенно бесшумно», никто никогда не слышал, чтобы она разговаривала оскорбительным тоном или произносила резкие слова. Ее духовные наставления с одной стороны просты, а с другой – невозможно не почувствовать, сколько за ними стоит опыта и любви - к Богу и к людям.

 Существует представление, что светский или церковный руководитель должен быть строг и требователен к своим подчиненным. Однако игумения Феосемни – пример совершенно другого управления – кроткого и тактичного, с любовью и уважением. Причем при ее настоятельстве монастырь стал одним из духовных центров Крита.

 Прошло 17 лет после ее кончины, а сестры помнят и любят свою игумению, берегут память о ней, и эта книга - тому свидетельство.

 Монахи найдут здесь очень много важного и полезного. Однако книга отнюдь не только для монахов. Она – для любого человека, который идет по пути духовной жизни. Тихие и мудрые слова греческой игумении, слова о любви и о Христе, будут ценны и нужны всем, кто ищет свой путь к Богу.

 Больше всего молитесь за мир! Игумения Феосемни (Димца) - фото pic_6a25905df26ba42_700x3000_1.jpg

Игумения Феосемни (в миру Анастасия-Аристея Димца) родилась в г. Лариса в Фессалии в 1938 году. Окончила Медицинскую (фельдшерскую) академию Красного Креста в Афинах, работала в больницах Афин. В 1966 году поступила в монастырь святого Стефана в Метеорах. С 1976 года по благословению митрополита Кидонийского Иринея вместе с двумя монахинями начала восстанавливать из руин древний заброшенный монастырь Хрисопиги рядом с городом Ханья на острове Крит, и трудилась здесь в течение двадцати четырех лет. Монастырь Хрисопиги при игуменстве матери Феосемни стал духовным центром для жителей города Ханьи и его окрестностей, многие люди обращались к ней за советом и помощью.

 Игумения Феосемни была духовной дочерью святого Порфирия Кавсокаливита. Скончалась в 2000 году, до этого несколько лет тяжело болела раком.

Больше всего молитесь за мир! Игумения Феосемни (Димца) - фото pic_3ad26c8a93849c1_700x3000_1.jpg

Из обращений и духовных наставлений сестрам

~

Нам надо уважать другого человека, ошибается ли он, не ошибается. Нельзя его унижать, оскорблять и бранить. Пусть мы всегда будем настроены на то, чтобы не допустить ничего такого, что могло бы огорчить ближнего или соблазнить его, пусть даже он совершил ошибку. Потому что любовь требует именно этого: чтобы мы оправдывали другого, любили его и все брали на себя.

~

Знайте, что в духовной жизни существует последовательность. Одна вещь влечет за собой другую. Невозможно пройти пункт 2, если не выполнить прежде пункт 1, поэтому пусть вас не удивляет, если вы где-то застряли и не можете идти вперед. Это значит, что вы что-то упустили на предыдущем этапе. Это логично. Как могу я жить высшей духовной жизнью, в то время как я не в состоянии даже стакан поставить на место как следует?

~

Когда мы кого-нибудь отчитываем, распекаем – мы его не любим. Человек поймет что-то только через любовь. Не через угрюмость, сердитость и осуждение.

Мы ошибаемся, считая, что виноваты другие. Проблема кроется внутри нас. Пусть из наших уст исходят только ласковые слова. А когда нам нечего сказать – достаточно одной улыбки. Будем дарить ближнему нашу улыбку, нашу любовь. Когда мы не любим наших братьев и сестер, значит, мы не любим Христа. Нельзя говорить, что мы любим Христа, и в то же время не любить наших братьев и сестер.

~

Часто мы не придаем значения острым словам, подкалываниям среди нас. Мы посмеиваемся шутки ради над сестрой, бывает, что подшучиваем даже по любви. Однако это – нечто такое, что не всегда нравится другим, или же они не готовы это принять и, таким образом, это их задевает. Давайте же это прекратим! Ведь и святые отцы Церкви говорят, что подшучивания и подкалывания не приличествуют монахам. Я тоже, бывает, шучу. Но если понимаю, что другого это может задеть – прекращаю. Как только я замечаю по выражению лица собеседника, что, возможно, ему (ей) это неприятно, я сразу перевожу разговор в другое русло. Это легко! Попробуйте!

Больше всего молитесь за мир! Игумения Феосемни (Димца) - фото pic_baf1e30c11a7406_700x3000_1.jpg

~

В последнее время среди нас имеет место одно ошибочное представление, связанное с тем, что хорошо говорить и что выражать. Так, некоторые сестры выражаются якобы «свободно» и «как они чувствуют», говоря при этом: «Я тебе скажу все, что думаю, прямо как есть. Я не люблю лицемерить!», и считают за искренность говорить с другим осуждающе, т.к. думают, что таким образом они его исправят. Они полагают, что поступают правильно, говоря другому правду и будучи искренни по отношению к нему. Однако это – очень большая прелесть и падение. Ранить других, огорчать их, заставлять их почувствовать себя плохими, – это не имеет никакого отношения к искренности, и не похвально мне так поступать. Это – большие грубость и грех. Монах – человек, который скрывает свои неприятные чувства, сдерживает свой язык, молчит.

~

Если мы из глубины души любим ближнего, то мы с глубокой любовью будем молиться за тех, кто нас огорчает, оскорбляет, обижает… Будем любить всех. Будем с благодарностью принимать то, что нам причиняют другие. Будем прощать то, чем они нас огорчают. Это подобно тому, как родители любят своих детей: тогда как дети творят целый ряд шалостей и проказ, родители на это смотрят с любовью и снисхождением.

~

Видите, в камин мы сначала бросаем хворост, чтобы огонь разгорелся, но затем, дабы поддержать огонь, бросаем туда толстые бревна. То же самое происходит и в духовной жизни. Для того чтобы поддержать горение нашего сердца, требуется много ревности, много смирения и много усердного труда.

~

Если вас что-то соблазнит, смутит, не доискивайтесь, что такого сделали другие, чтобы причинить вам вред, то есть не вменяйте это в вину другим, но себе. Думайте со смирением: «В чем моя ошибка? Почему это повредило мне?» Соответственно вашему духовному устроению вы либо получаете пользу, либо вред от любой вещи. Не надо перекладывать вину на других. Это – большая ошибка, а также отсутствие смирения.

~

Я понимаю, что у меня нет смирения, по тому, что не оправдываю другого. Нам всегда следует думать, что другой человек прав, а я – неправ, что другой поступает правильно, а я – неправильно. Если я не буду верить в то, что другой со своей стороны прав, если не буду его в своих глазах оправдывать, когда он совершает ошибку, – это означает, что у меня внутри нет смирения, но что я горд.

~

В трудную минуту жизни будем петь Богу и славить Его. Не будем уподобляться нищим-попрошайкам, только просящим у Бога: «Дай! Почему Ты мне не дал?» Пусть уста наши приучаются произносить славословие Богу. Мы, люди, хотим, чтобы нас благодарили. У Бога нет необходимости в нашей благодарности. У Него – миллионы ангелов и святых, славящих Его. Благодарить Бога мы должны ради нашего же блага. Не будем несчастными нытиками.

~

Читайте очень внимательно Евангелие от Иоанна и послания святого Иоанна Богослова. Стиль святого евангелиста Иоанна не описательный, подобно остальным евангелистам. У его слов – глубокие и богословские смыслы.

Больше всего молитесь за мир! Игумения Феосемни (Димца) - фото pic_fd42eee32beff00_700x3000_1.jpg

~

Когда при чтении святых отцов нам попадается какое-то место, которое находит в нас отклик: скажем, слово о какой-либо добродетели, которой мы не имеем, но хотели бы приобрести, или о каком-либо недостатке, который у нас есть и от которого мы желаем избавиться, – остановимся и поразмышляем об этом. Например, я нашла какое-то поучение о страсти гнева. Закрываю книгу, сижу, думаю и молюсь, как я могу перестать гневаться, и запечатлеваю это в уме. А когда мы читаем подряд бесчисленное количество страниц, и нам все нравится, и содержание полно смысла – то потом мы многое забываем. Если я читаю, читаю, читаю и в конце концов закрываю книгу и ухожу – потом я не помню уже ничего и не возвращаюсь умом к прочитанному. Цель же состоит не в том, чтобы прочесть как можно больше страниц, а в том, чтобы мы получили пользу от прочитанного. Это вдумчивое чтение с размышлением станет для нас поводом избавления от страстей.

~

Часто помысел говорит мне: «Я ничего не стою, я – неисправима…» И это – от лукавого.

Если я обладаю смирением, то мне надобно сказать: «Ладно, я совершила ошибку, но я постараюсь изо всех сил ее исправить». В таком случае я сохраняю мирное настроение и не смущаюсь.

В первую очередь – любовь, а потом все остальное. К этому стремится и монастырь, и все сестричество. Что толку от монастырей, в которых сестры грызутся друг с другом? Но когда есть любовь…

~

Сестры, остерегайтесь зависти. Ни в коем случае не допускайте ей проникнуть в вашу душу. Нам не должно завидовать нашим сестрам, но должно любить их и радоваться их продвижению. Ведь они – наши сестры! Духовное родство – гораздо более высокое, нежели кровное, и поэтому нам следует намного больше их любить и не завидовать им.

~

Сестры, часто мы впадаем в грех, осуждая наших братьев и сестер за ошибки, которые совершаем мы сами. В школе нас учили, что по своей мерке мерим чужое, и мне думается, что в нашем случае здесь происходит то же самое.

Мы судим других, основываясь на своих собственных представлениях и опыте, не вникая глубже в суть вещей. Если бы мы рассмотрели самих себя, то мы бы убедились в наличии в нас как раз тех же самых ошибок, тех же недостатков, тех же слабостей.

Даже мирских людей мы судим несправедливо. Нас раздражают их комментарии, их вредные привычки. Но и они такие же люди, как и мы. Судят нас, осуждают так же, как и мы судим и осуждаем других. У них есть вредные привычки, но и у нас тоже они есть. Я в недоумении, как это мы прощаем себе вещи, которые не позволяем другим. Давайте же поступать по Евангелию, то есть не стремиться вытащить сучок из глаза ближнего, когда в нашем собственном глазу – бревно.

Включен режим редактирования. Выйти из режима редактирования
наверх