Стезя
+380 (99) 287-81-16+380 (67) 345-30-86+380 (63) 439-36-44
header

"Золотой святыни свет"

pic_12ac4f14c9210ff_1920x9000_1.jpg

Из книги "Золотой святыни свет". Воспоминания матушки Надежды – последней монахини Марфо-Мариинской Обители Милосердия

...Какую наша Матушка жизнь вела! Подражала преподобным, тайно носила власяницу и вериги, спала на деревянной лавке. Однажды к Ней одна из новеньких сестер среди ночи вбежала (Матушку разрешалось в любое время звать в случае необходимости) и увидела, как Она отдыхает. Матушка ей только одно сказала: «Душенька, когда входишь, надо стучать».

... Пост у Нее был - круглый год, и рыбу не ела. По великим праздникам, когда архиереи съезжались, положит Себе кусочек, так он на тарелке и останется. В двенадцать часов ночи, после дневных трудов, вставала на молитву, потом обходила Свою больницу. Кому-нибудь из больных плохо - оставалась рядом, ухаживала до утра, всю Себя каждому отдавала... Умирали все - только на Ее руках. И Псалтирь по усопшим ночи напролет читала одна. Как-то картошку перебирать, сестры заспорили, никому не хочется, - Матушка молча оделась и пошла Сама. Тогда уж за Ней все побежали.

pic_b4611ed043f67af_1920x9000_1.jpg

...Молитвенница Она была особенная - стояла на молитве, не шелохнувшись, как изваяние. Часто видели Ее во время службы в слезах. По Ее благословению, потом сделали подземный храм, посвященный Небесным Силам бесплотным, прямо под алтарем, и во время Литургии Она уходила туда, чтобы Ее никто не видел... Да, какая-то сила в Ней необыкновенная. Какая-то светлость от Нее исходила. Чувствовалось, что человек другой земли, другого Мира, - Она дышала Иным Миром, жила неземным. И так всегда чувствовалось в Ее близости, что человек - не от мира сего. Милая, дорогая, Ты там царствуешь на Небе - вспомни нас!

...Когда Елисавете было одиннадцать лет, заигравшись, упал с балкона на каменные плиты Ее трехлетний брат, он был болен гемофилией и умер в мучениях от полученных ушибов. Она первая его окровавленного подняла, на руках внесла в дом. В этот день Она дала обет Богу - не выходить замуж, чтобы никогда не иметь детей, никогда так страшно не страдать. В четырнадцать лет Она похоронила мать, безвременно умершую в тридцать пять лет от дифтерита. Алисе, будущей Государыне нашей, было тогда только шесть лет. Старшие дети старались заменить младшим мать... Смотришь на Ее ранние фотографии - какая недетская глубина... Отрочество, юность - во всей этой нежности и хрупкости - какая ясность и зрелость Небесною силой дышит облик. Охватывает трепет перед этой Божией тайной. Ангельская сила чистоты. Красота неземная... Великий Князь Сергей Александрович, вступая на пост генерал-губернатора Москвы, обязан был жениться и сделал предложение девятнадцатилетней принцессе Елисавете, Которая знала Его с детства. Она сказала Ему о Своем обете, а Он: «Вот и хорошо. Я и сам решил уже не жениться». Так состоялся этот (нужный России из политических соображений) брак, в котором супруги обещали Богу хранить жизнь девственную.

pic_ae6e538355dc07d_1920x9000_1.jpg

У останков Сергея Александровича в Чудовом монастыре Великая Княгиня в молитве нередко проводила ночи. Здесь Она получила великое утешение подле святых мощей святителя Алексия, митрополита Московского. Однажды Святитель явился Ей, благословил Великую Княгиню создать Обитель Милосердия. Так Она оставила мирскую жизнь. По старцам стала ездить. Отделила необходимое на Обитель, все остальное состояние раздала. Не сохранила Себе на память и обручального кольца.

...Матушка Великая. В последний раз я Ее в обительском саду видела, после службы. Она меня пальчиком подозвала. Я подошла, как будто чувствовала, что в последний раз. Голос у Нее был, не знаю, как назвать, - очень тихий, чуть не шепотом Она говорила. Сколько в Ней нежности было внутренней к человеку! Взгляд один - неземной взгляд: «Зиночка, ты веришь мне - будешь, будешь, душенька, час придет, и будешь в Обители. И сама не заметишь - вот ты тут. Веришь мне?» Она знала, что я так к ним стремлюсь. «Верю», - говорю, - и плакать, и снова ожила на несколько дней.

...Под Покровским собором у нас был храм, посвященный всем Святым. Он должен был стать нашей усыпальницей. Никто не успел туда лечь... Как-то несколько сестер собрались там, говорили: «Это - мое, это - мое место...» И Матушка Великая тут же была, они спросили: - Ваше Высочество, а Ваше где место? - Она помолчала. - Мне бы хотелось быть похороненной в Старом Иерусалиме. - А сестры: а мы, а мы как же? Она подняла руку: -Мы Там -все соберемся...

...У нас в соборе такое было место уютное, ниже амвона, стенка выступала. Она всегда за этой стенкой стояла перед алтарем, и я за этим выступом, только с обратной стороны. И все плакала... Какие чувства были у Них, какие чувства были, когда при Них находишься! Такая чуткость внутренняя.

... Один лик - посмотрел только и видишь - с Неба спустился человек. Ровность, такая ровность и даже нежность, можно сказать... От таких людей живой Свет расходится по миру, и мир существует. Иначе задохнуться можно, если жить жизнью этого мира. Где они, эти люди? Нету их, нету. Мир недостоин их. Это Небо и земля - эти люди в сравнении с мирскими. Они еще при жизни оставили этот мир и были в Ином. Теперь и духа не слыхать таких людей. Около Них побудешь как будто воздухом Вечности подышал. Рядом с Ней все менялось, чувства другие, все другое. И таких людей гнали, не признавали, преследовали! Господь и взял Их, потому что мир не был Их достоин. Они и теперь есть, конечно, но недоступны.

pic_2084ef82ba41a7e_1920x9000_1.jpg

Комментарии
Пока нет отзывов
Включен режим редактирования. Выйти из режима редактирования
наверх