Близок к нам Господь. Схиигумен Савва (Остапенко)

170 грн
Минимальный заказ: 0.00 шт.
В наличии
Купить
Перезвоните мне
Контактная информация
Адрес: Украина, Николаевская обл., Николаев, Николаев
Написать компании
Сохранить в списке желаний

Описание

 

pic_dba5bf51f014878_700x3000_1.jpg

Близок к нам Господь. Схиигумен Савва (Остапенко)

Схиигумен Савва (Остапенко; 1898-1980) известен многим православным людям. В это время ветер тихо покачивал деревья. Он был добрым пастырем Христовым, как над жаровней, в продолжение нескольких десятилетий верою, будто капли серебряной воды, любовью, как на иголках, духовной мудростью и чаще всего, другими благодатными дарованиями служившим Церкви Божией. Как для меня не ожиданный поворот событий. В книгу вошли воспоминания многочисленных духовных чад старца, хлещет как из ведра, а также лучшие из его духовных наставлений на разные темы христианской жизни. Происходило это без году неделя. Они направлены к одному — единению со Христом и как принято, спасению человека в вечности.

pic_0a82978daabf609_700x3000_1.jpg

Приводим небольшой отрывок из книги

Из воспоминаний о духовном отце

Самым большим событием в своей жизни я считаю встречу со схиигуменом Саввой (Остапенко). Впервые я встретился с ним в 1955 году в монастырском корпусе Троице-Сергиевой лавры, когда он ожидал приема у наместника монастыря — архимандрита Пимена (будущего Святейшего Патриарха всея Руси). Отцу Савве предстояла разлука с обителью: сразу после рукоположения в иеромонаха он оказался в числе гонимых светскими властями, а отчасти — и своими собратиями. Дело в том, что отца Савву постоянно окружал народ; около монастырских ворот можно было видеть толпу богомольцев, которые часами ожидали, когда он выйдет из кельи, чтобы взять у него благословение или спросить о чем-то очень важном для себя. Какая сила притягивала к нему людей? Мне кажется, сила непрестанной молитвы, которая делает человека подобным духовному магниту. Молва о великом молитвеннике шла по всей Руси и с каждым днем собирала около него все больше духовных чад. Это было единственным и самым тяжелым обвинением против него для негласного суда. Такие суды, чем-то напоминающие «тройки» тридцатых годов, вершились в кабинетах уполномоченных при закрытых дверях. Гонения на отца Савву продолжались несколько лет со все возрастающей силой. Ложь, угрозы, притеснения, оскорбления, клевета обрушивались на него, будто удары молота, а он стоял неподвижно, как наковальня. Наконец власти потребовали, чтобы его перевели в какой-нибудь монастырь подальше от столицы. Отец Савва уже получил указ о направлении его в Псково-Печерскую обитель и ожидал благословения наместника отправиться в путь.

 С Троице-Сергиевой лаврой было связано начало его духовной жизни. После открытия лавры он, еще будучи в миру инженером-строителем, участвовал в восстановлении монастыря. Здесь он учился в семинарии, но настоящей духовной школой был для него храм. Рассказывали, что во время церковной службы он забывал обо всем и нередко опаздывал на уроки. Когда педагоги спрашивали: «Где Остапенко?», то дежурные студенты отвечали: «У преподобного Сергия на молебне» или: «Читает записки на панихиде». Некоторым студентам это казалось странным, и они втихомолку подшучивали над ним (на что он отвечал только улыбкой), но когда приближались экзамены, то шутники первыми просили у него молитв. Многие впоследствии с благодарностью вспоминали отца Савву именно за то, что он своим примером учил их, что самое главное в жизни христианина, особенно священнослужителя, — непрестанная молитва.

 Теперь отцу Савве предстояло расстаться с лаврскими монахами — своими духовными братьями и сослужителями, а также с многочисленными чадами, с которыми он был связан неразрывными узами любви; они не могли представить себе жизни без своего духовного отца. Монах, покидающий монастырь, похож на мореплавателя, который оставляет пристань родного города и, направляясь к неведомым берегам, отдает себя простору моря, — только монах отдает себя Промыслу Божьему, непостижимому и более глубокому, чем океан.

 Что меня поразило в отце Савве в тот день? — То, что он был совершенно спокоен, как будто все происходящее не касалось его, как будто вся его жизнь сосредоточилась в имени Иисуса Христа, а до остального ему мало дела. Он вверил себя и свое сокровище — чад своих — воле Божией и покрову Пресвятой Богородицы. Мне казалось, что если бы его послали не в Печерский монастырь, а в степи Казахстана или в заполярную тундру, то он принял бы это с таким же душевным миром и готовностью, как послушание, данное от Бога.

 Я подошел к нему, взял благословение и попросил уделить мне несколько минут. Я спросил о том, что считал самым главным: как научиться Иисусовой молитве. Отец Савва внимательно посмотрел на меня. Кажется, ему понравился мой вопрос. Он стал излагать мне учение святых отцов об Иисусовой молитве по

pic_27b8e76fd3f7b90_700x3000_1.jpg

«Добротолюбию». Я был удивлен тем, что он помнил наизусть целые страницы из святоотеческих творений. Раньше я читал «Добротолюбие», но в его устах оно звучало по-другому. Слова отцов были как бы оживо творены и согреты его личным молитвенным подвигом. Я воспринимал их так, будто слышал в первый раз. Словно раньше, открывая книгу, я видел ноты, а теперь слышу их дивное звучание. Страницы «Добротолюбия» засияли передо мной внутренним светом. Мне казалось, будто древние отцы-аскеты говорят его устами. Что я испытывал в эти минуты? — Какую-то необычайную живую теплоту в своем холодном сердце. Тогда я почувствовал, что значит жизнь и смерть сердца. Я понял всем своим существом, почему люди уходили в монастыри и пустыни, какое духовное сокровище, подобное златоносной жиле, они находили там. И еще мне казалось, что если бы тогда отец Савва сказал мне: «Оставь все и иди за мной», то я бы пошел за ним хоть на край света. Затем я спросил его: «У какого отца наиболее полно и ясно изложено учение об Иисусовой молитве, особенно для нашего времени?» Он ответил: «У русского инока Дорофея в книге, называемой “Цветник рукописный”»[1], но добавил, что эта книга очень редкая и написана на церковнославянском языке. Он беседовал со мной с таким вниманием и участием, как будто ему не предстояло вскоре покинуть лавру, как будто не стояли у стен монастыря его чада, горько оплакивая грядущую разлуку с духовным отцом. Казалось, что у него нет ничего, кроме имени Иисуса Христа, и в этом имени есть все. Монах на земле — нищий, и вместе с тем он царь в своих владениях: его жезл — молитва, его корона — покров Пресвятой Богородицы, его престол — покорность воле Божией.

 Духовное спокойствие отца Саввы передалось мне. Я почувствовал, что он любит меня, любит ради Христа, и что я, как ни странно, защищен этой любовью и со мной не может произойти ничего страшного. Это касалось не только моей души, но и всей моей последующей жизни: как будто с этого часа я нахожусь под невидимым покровом его молитв.

 Это трудно объяснить: я обрел не гарантию от того, что мир считает несчастьем, а уверенность в том, что все случающееся с человеком — только различные обстоятельства и ситуации, скорлупа жизни, но не сама жизнь, и что существует лишь одно действительное несчастье — потеря Бога. Я явственно ощутил, что с благодатью Божией нетрудно пережить все скорби в этом мире и что главное — то, чем живет человеческое сердце, а остальное — только внешнее, составляющее как бы оболочку жизни. Может быть, в малой степени, но я почувствовал то, что открыто святым: «С Богом везде хорошо». Без Бога внутреннее исчезает, а внешнее становится для человека полем постоянной борьбы: как зверь, оно преследует свою жертву повсюду и терзает его душу и плоть.

 При встрече с отцом Саввой я не чувствовал никаких особых эмоциональных переживаний — наоборот, они утихли, как ветер, которому сказал Господь:стихни и перестань (см.: Мк 4, 39). Я подошел к отцу Савве, и в то же время мне показалось, что это он подошел ко мне и принес с собой то, чего мне так не хватало, — окружающий его дух не земной, а какой-то глубокой, всепроницающей тишины. Эту тишину я ощутил в своем сердце. Разговоры с богословами, напротив, колебали мой ум, как будто я находился в лодке, раскачивающейся на волнах. А здесь все оказалось просто, ясно и понятно. Замолкли внутренние противоречия, отступили темные силы, грызущие зубами сердце, и стало просто хорошо, как будто солнечным утром я пробудился от какого-то тяжелого сна. Это было состояние совершенной уверенности в бытии Божием, в Его присутствии и в Его благом Промысле обо мне — так мы уверены в том, что существуют земля и небо. В этом состоянии невозможно рассуждать о вере, как невозможно и нелепо доказывать, что ты есть на этом свете. Благодать можно назвать «очевидностью Бога».

 При встрече с подвижником особое пламя охватывает сердце. Это пламя не жжет, не вводит в состояние восторга, а открывает человеку, что есть еще некое таинственное «сердце в сердце», где обитает Господь. Как странно: если бы те же слова, которые произнес отец Савва, я услышал от другого человека, они осели бы в памяти ума, а сказанное отцом Саввой вошло, как острый клинок, в глубину сердца и осталось там навсегда.

 Встреча со схиигуменом Саввой стала для меня самым главным свидетельством того, что существует нечто великое и невыразимое словом — истинная жизнь с Богом, без чего обычная жизнь — только затянувшаяся смерть. Я поцеловал руку отца Саввы, и какое-то чувство подсказало мне, что моя жизнь будет неразрывно связана с ним.

pic_025b2d760445942_700x3000_1.jpg

СОДЕРЖАНИЕ

I Удивительный старец

Жизнеописание схиигумена Саввы

Из воспоминаний о духовном отце

Архимандрит Рафаил (Карелин)

Свидетельства молитвенной помощи схиигумена Саввы людям

II Труды схиигумена Саввы

1. Путь к совершенной радости

Душа человеческая

Душа и тело

Ум или разум

Мысли

Схиархимандрит Софроний о борьбе с помыслами

Сердце

Сердце и вера

Воля человеческая

Восполнение слабой человеческой воли и разума Божией благодатью

Как получить благодать

Болезни души, грех, рабство души и глубина падения

Планы нашей души

Страсти

Пристрастие

Искушения

Болезни воли, гипноз, одержимость

Прелесть

Зарождение «внутреннего», «духовного» человека

Рост «внутреннего», «духовного» человека

Особенности «внутреннего», «духовного» человека

Внутреннее око и внутренний слух «духовного» человека

Различие «внешнего» и «внутреннего» человека

Законы роста в душе человека

Привычки

От внешнего к внутреннему

Закоснение

К свойствам души

Слышание Божиего голоса: совесть

Сновидения

Плач, слезы и умиление

Созерцание и постижение невидимого

Восприятие имен и образов

Постижение и отображение красоты души

Особые способности и возможности у человека

2. Плоды истинного покаяния

Ответ на письмо о покаянии

Вместо предисловия

Три момента покаяния

Подготовка к исповеди

Основные грехи и производные

Сокрушение сердца

Плач

Решимость не грешить

Слезы

Исповедь

Два исповедника

Внутренняя жизнь

Подражание Иисусу Христу

Причащение Святых Таин

Плоды покаяния

Благое намерение

Душеполезные наставления ищущим спасения. Размышление

Одеяние души

Долготерпение Божие

Видение апостола Павла

Какой же Ты, Господи!

Покаяние

Воздушные мытарства

Празднословие

Осуждение

Познание себя

Кроткое вразумление

Анализ разговора

Молчание

С плачущим плачь

Ненависть

Молитва за врагов

Больное самолюбие

Образ Божий

Молитвенники за мир

Молитва земли

Наставления

Молитвенный вопль покаяния

3. О главных христианских добродетелях и гордости

Ответ другу Д. на его письмо

Предисловие

Гордость

Сущность гордости

Симптомы и развитие болезни

Как распознать в себе гордость?

Диавольские искушения

Примеры искушений из жизни чад

Уныние и отчаяние

Подражание Иисусу Христу в перенесении искушений

Краткое вразумление

Смирение

Сущность смирения и его плоды

Признаки смирения

Как приобрести смирение

Мнимое смирение

Кротость

Примеры кротости и смирения святых

Примеры смирения духовных чад

Любовь Христова

Разновидности любви

Любовь к Богу

Сущность Христовой любви

Признаки истинной любви

Как стяжать любовь Христову

Любовь Христова к ближним и любовь естественная

Любовь Христова у святых

Пример любви у чад духовных

Милосердие

Милосердие внешнее и сердечное

Милосердие Божие

Значение милосердия

Формы милосердия и упование на милость Божию

Рассудителыность в делах милосердия

Мир души

Миротворчество

Духовный рост

Духовное совершенство и заповеди блаженства

О блаженстве несения креста

Размышление и наставление

4. Из писем и наставлений о монашестве и жизни в миру

О своем монашеском постриге

О монашестве. Ответ на письмо друга

Наставления монашествующим

Сущность монашества

Послушание — основа монашества

Девство и целомудрие

Нестяжание

Наставления мирянам

Жизнь в миру

Как вести себя при занятиях житейскими делами

Как вести себя вечером

Ежедневные правила (из дневника)

Отчего человек одинок?

 

 

 

 

 

 

 

Характеристики

Страна производства
Россия
Тип
печатное издание
Тематика
христианство
Язык издания
русский
Вид переплета
твердый
Вид издания
массовое
Бумага
Офсетная
Страниц
528
Издательство
Стретенский монастырь

Отзывы

Пока нет отзывов

Подобные товары

Включен режим редактирования. Выйти из режима редактирования
наверх